«ВИЧ можно заразиться через прикосновение», «ВИЧ получают только наркоманы и гомосексуалисты», «ВИЧ и СПИД — это неразделимые вещи» и так далее, и тому подобное. Даже самые глупые, по меркам современной науки, мифы о ВИЧ продолжают циркулировать в обществе в виде «фактов», и нам потребуется еще много времени, чтобы побороть стигматизацию.

Впрочем, если говорить о мире вообще, то попытки улучшить ситуацию в разных странах предпринимаются регулярно. И порой это крайне смелые шаги: например, открытие ресторана, все сотрудники которого ВИЧ-инфицированы. О том, как появилась идея и зачем вообще все это было нужно, владельцы и работники рассказали в интервью The Guardian. А мы транслируем эту невероятную историю вам.

Поп-ап ресторан June’s в Торонто — первое в мире заведение, где блюда готовят ВИЧ-положительные люди. Оно появилось в результате серии опросов, в ходе которых удалось установить, что даже самые подкованные в вопросах вируса иммунодефицита человека испытывают страх, когда им приходится делиться пищей с ВИЧ-инфицированным человеком. До недавнего времени 14 поваров, которые сейчас работают в June’s, даже не надеялись, что когда-нибудь смогут готовить где-то кроме домашней кухни. Но теперь они нарезают куски стейка, раскладывают семена граната и добиваются идеальной текстуры соуса, когда готовят изысканый ужин из четырех блюд для сотни своих посетителей.

«Мы хотели бросить вызов стигме, которая все еще существует вокруг ВИЧ, — говорит Джоан Симонс (Joanne Simons) из Casey House, первой и единственной в Канаде больницы для людей, живущих с ВИЧ или СПИДом. Отметим, что именно Casey House выступила автором инициативы по созданию June’s. «Несмотря на то, что сегодня есть множество лекарств, которые позволяют ВИЧ-инфицированным жить комфортно и долго, добиваясь длительной ремиссии, люди все еще думают, что если на работе я постоянно контактирую с ВИЧ-положительными, то я уже подписала себе смертный приговор», — признается Симонс.

По словам Джоан, когда они только запустили кампанию #SmashStigma, призванную рассказать людям о том, что есть такой ресторан и в него можно и нужно ходить, то столкнулись с массой негативных комментариев. Но, как говорится, нет худа без добра. Люди стали интересоваться, как это возможно, задавать вопросы, проявлять неподдельное любопытство.

«Было много вопросов о том, что произойдет, если ВИЧ-инфицированный порежется на кухне. И мы объясняли, что не произойдет ничего страшного, если сразу же обработать рану, выбросить все, на что попала кровь, и продезинфицировать поверхности. Это, в целом, вопрос здравого смысла, потому что то же самое сделает нормальный человек на кухне, где не работают ВИЧ-положительные», — рассказывает Симонс. Другие задавались вопросом о риске передачи инфекции. «Я готова повторять это снова и снова: никто не может заразиться ВИЧ в результате совместного приема пищи. Потому что вирус иммунодефицита человека не может долго жить вне тела», —  говорит Джоан Симонс.

24-летняя Мулуба Хабаньяма (Muluba Habanyama), повар June’s, родители которой умерли от СПИДа, размышляет, как бы они восприняли такое место. «Я думаю, что если бы они были живы и могли видеть все это, то они бы точно не поверили своим глазам», — говорит она.

Всю жизнь Мулубе приходилось скрывать то, что с ней происходит. Она вспоминает, как в возрасте семи лет, когда учитель узнал о ВИЧ-статусе, он заставлял ее есть из бумажных тарелок и стаканчиков, тогда как все остальные дети ели из стеклянной посуды. В возрасте 19 лет после смерти матери у нее случилась сильнейшая депрессия. «Мы с сестрой были готовы к тому, что люди придут и спросят, что с ней случилось. Но мы не могли говорить правду друзьям и родственникам, так что мы заранее решали, какой версии будем придерживаться», — рассказывает девушка.

Открыто заговорить о своем ВИЧ-статусе она решила только в 2014 году. «Я точно знаю, что сделала все правильно. Потому что я больше не хочу жить в темноте. И хотя я все еще ужасно нервничаю по этому поводу, потому что люди ведут себя очень по-разному, я не хочу быть просто девушкой с ВИЧ. Я хочу добиваться чего-то, хочу нравиться и уж конечно хочу быть чем-то большим, чем болезнь», — заявляет Мулуба.

52-летнему Тревору Страттону (Trevor Stratton), который отвечает в June’s за гарниры, поставили диагноз 27 лет назад. «Попробуйте получить согласие на свидание, если вы ВИЧ-инфицированы, — говорит Тревор. — Впрочем, я всегда открыто говорил об этом, даже на сайтах знакомств. Другое дело, что люди не очень-то стремились знакомиться со мной. А те, кто писал, в основном спрашивали: «Как ты этим заразился?».

Тревор Страттон, как и Мулуба Хабаньяма, был очень рад стать членом команды необычного ресторана. Он говорит о June’s как о шансе вывести на первый план проблему, которая в последние годы постоянно игнорировалась. «Мы невидимки для окружающих, — говорит Тревор. — Но наша работа — отставить свой след на карте». Ну, а нам остается лишь пожелать, чтобы у смелой канадской команды все получилось. А еще — чтобы в скором времени из поп-ап (то есть, временного) ресторана они выросли до полноценного ресторана со своей преданной аудиторией.

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here