Детство этих женщин можно описать так: частые переезды, квартиры в военных городках, смена школ, новые друзья (а старые — только по переписке), папа всегда на службе и в любой момент может уехать далеко и надолго, а может и вовсе не вернуться, рядом только самоотверженная мама, готовая быстро собрать чемоданы.

Как эти события отразились на жизни, чувствах, привычках девочек? Как это сказалось на их взрослом жизненном сценарии? Почему им не всегда просто подобрать партнера в «гражданском мире»?

Воспоминания, которыми поделились несколько женщин, оказались во многом похожи, хотя сами женщины оценивают их по-разному. Кому-то «школа молодого бойца» помогает, а кому-то мешает.

Мы попросили клинического психолога, гештальт-терапевта Викторию Меркулову прокомментировать страницы биографий.

Страница № 1. Переезды в разные регионы и страны. Частая смена жилья, школ, круга общения

«Много в детстве и юности было переездов, большинство одноклассников разбросано по всей стране, с ними я встречаюсь до сих пор. У нас такое братство детей военных. Сейчас я, разумеется, на чемоданах не живу, но к смене места жительства отношусь легко. Но мешает потеря друзей, своего окружения. Тогда не было мобильных, не было вайберов и вотсапов. Переписывались обычными письмами. Конечно, я скучала». Людмила, 50 лет

«В детстве меня переезды не пугали, наоборот — всегда было интересно новое окружение, люди, дома. Я могу приспособиться к любым условиям». Елена, 33 года

«Мы очень много переезжали, поэтому сейчас мне жить на одном месте довольно сложно. Стараюсь, конечно, приучить себя, но хотя бы через год ненадолго меняю обстановку». Вика, 34 года

«Друзей у меня как раз много, только всех по бывшему Союзу раскидало… Кто-то теперь за рубежом, и политические дрязги, увы, внесли свою лепту в отношения… Но коммуникабельности жизнь научила — это факт. Именно в военном детстве я приспособились жить в социуме. В городке было чуть менее ста детей нашего с братом возраста, и со всеми мы выстраивали отношения, научилась ценить дружбу, быть верными и надежными друзьями». Элина, 49 лет

У этих женщин высокая адаптивная способность, они умеют привыкать и подстраиваться к различным ситуациям

«Надо мной часто смеются друзья и родные: я не умею терять вещи. Точнее, если я что-то теряю — пусть карандаш или расческу, — я не успокоюсь, пока не найду. Из-за частых переездов у меня было крайне мало собственных вещей. И я очень дорожу каждой, даже теперь, когда стала взрослой и могу купить себе что угодно». Ирина, 28 лет

«Мы жили до моего второго класса на Севере, рядом с космодромом Плесецк. Жили сообществом семей военных. Школу я меняла пять раз. Всегда было много детей моего возраста, и все из разных стран и городов, нам было весело. У нас были свои праздники. Рядом — бравые взрослые. Мы жили в собственной счастливой стране. У меня было ощущение безопасности». Инесса, 38 лет

«Я завидовала двоюродным сестрам, чьи родители были гражданскими. Они могли делать со своими комнатами что хотели. Вешали постеры с рок-музыкантами, даже рисовали на обоях. Мне это было запрещено — наши квартиры были казенными, и ни в коем случае нельзя было их портить». Алла, 32 года

 Высокая адаптивность без глубоких привязанностей

«С одной стороны, у этих женщин высокая адаптивная способность, они умеют привыкать и подстраиваться к различным ситуациям, — отмечает психолог Виктория Меркулова. — Это их проверенная стратегия выживания. Они обладают умением переписывать каждый раз все с нового листа.

Пробуют себя в разных ролях: побыла такой, не получилось — можно в следующий раз попробовать побыть иной. И жизнь предоставляет им такую возможность. Они, как в компьютерной игре, могут многократно проходить один и тот же уровень, используя предыдущий опыт.

С другой стороны, как бы ни хвалились эти женщины большим списком друзей, частые переезды накладывают отпечаток — проявляется неспособность к глубоким привязанностям, невозможность долго поддерживать отношения.

Им особенно важно, чтобы хоть что-то оставалось неизменным в их переменчивом мире, за что можно уцепиться

Дружба по переписке не дает таких целостных отношений, как живое общение. Это не совсем та связь, при которой люди проходят огонь, воду и медные трубы — когда есть разница во мнениях, неизбежные конфликты. В переписке, особенно с задержкой во времени, этого нет. Отношения становятся рафинированными.

В такой ситуации мы берем только самое хорошее и сохраняем немного идеалистическое отношение к дружбе. Им особенно важно, чтобы хоть что-то оставалось неизменным в их переменчивом мире, за что можно уцепиться.

Свою идентификацию мы строим в том числе на взаимодействии со средой, например: «Я люблю рок, играю в шахматы, дружу с Машей…» Если окружение часто меняется, то идентичность подвергается риску. Именно поэтому при кажущейся готовности к переменам, должны оставаться какие-то неизменные вещи. Ими могут стать и обычные карандаши. Если мир часто меняется, необходимы какие-то якоря для устойчивости.

У таких девочек не вырабатывается ценность обустройства своего жилья, гнезда. Формально у них есть свое пространство, но возможности обжить его так, как хочется, в полной мере нет. И даже с годами отношение к постоянному жилью часто сохраняется как ко временному».

Страница № 2.  Мама — настоящая жена декабриста, она готова ехать за отцом на край света, не раздумывая

«Я горжусь, что выросла в семье потомственных военных. Вчера как раз рассуждала, что я, как дочь военного, имею некую модель мировоззрения: не бросать мужчину в сложной ситуации». Элеонора, 29 лет

«Мои родители с первого класса учились вместе. И вот мама, которая могла бы стать ученым-биологом, поехала за любимым человеком, закрыв глаза и доверившись… Не знаю, кому она тогда доверяла: Богу или любви.

И всю свою молодую жизнь пробыла в лишениях с детьми и с мужем, у которого превыше всего был долг перед Родиной. Папу мы с братом почти не видели — он постоянно был на полетах. Зато мама с нами была всегда (это потом сказалось в моей взрослой жизни, я тоже не оставляю своих детей).

Я сейчас понимаю, что это было сделано не только для нас, но и для нее самой — ради хоть какого-то своего развлечения. Я и люблю отчасти любовью своей мамы. Она — жена декабриста. То есть, если мне муж вот прямо сегодня скажет, что его переводят по работе на Дальний Восток, я без единой жалобы начну собирать чемоданы. Женщина должна следовать за мужем и во всем его поддерживать. Ведь даже «скалам» иногда бывает тяжело». Татьяна, 30 лет

Если мне муж вот прямо сегодня скажет, что его переводят по работе на Дальний Восток, я без единой жалобы начну собирать чемоданы

«Мы с мамой научились собирать вещи за время горения нескольких спичек. Тем более вещей не так много в доме: мы даже часто отказывались покупать что-то только потому, что непонятно было, как это потом перевозить. Заранее было неизвестно, на чем мы поедем — на машине, на поезде, или полетим на самолете. Минимум поклажи — правило номер один». Наталья, 26 лет

«Если честно, при знакомстве с человеком я практически безошибочно определяю, что он ребенок военного. С мужчинами сложнее понять с первого взгляда, а женщина — дочь военного — чувствуется по каким-то общим для нас качествам.

Это одновременно сила и слабость, когда понимаешь, что женщина выдержит многие испытания и ни за что не предаст, но при этом готова подчиняться мужчине». Екатерина, 31 год

«Жизнь научила меня преодолению трудностей. В Забайкалье мороз — минус 40-50, дома при этом иногда плюс 5-7. Жили в степи (военный городок), котельная постоянно ломалась, и всю зиму в домах было холодно. Я помню, как занималась на пианино со скрюченными пальцами. Заниматься и учиться надо было несмотря ни на что». Людмила, 50 лет

 А счастлива ли была мама?

«У этих девочек перед глазами был пример их родителей, в первую очередь — матерей, с их ценностями и правилами, — комментирует Виктория Меркулова. — Тут возможны две реакции: принятие модели и ее отвержение.

Если мама была несчастна (при этом вовсе необязательно произносить это вслух — невербальные сообщения дети прекрасно считывают), девушка отвергнет такую модель и выберет противоположный сценарий. Если мама страдала, она скажет: «Я никогда не выйду замуж за военного, не положу жизнь и собственные желания на алтарь таких отношений».

Если маме было хорошо и она с легкостью относилась к тяготам и невзгодам, то и девочка в будущем так же легко последует за партнером, невзирая на лишения. Она станет искать похожего мужчину и будет вполне счастлива в этом партнерстве».

Страница № 3. Мужчина должен быть по образу и подобию идеального папы — человеком слова и дела

«Обязательны мужественность и порядочность. С ним рядом всегда чувствуешь себя под защитой и можешь получить ответ на любой вопрос. Рядом с таким папой нужно всегда быть сильной, этаким солдатиком. Он во всем стремится к идеалу. В жизни очень сложно найти мужа, такого, как папа — образцового офицера и настоящего мужчину». Елена, 33 года

«Очень люблю мужчин в форме. Часто в школу меня водили папины солдаты, которых он хорошо знал, с одним мы дружили даже, я его называла братом — всегда хотела старшего брата. Служба отца накладывала отпечаток на образ будущего мужа. Когда я писала в прошлом году после Покрова записку, какого мужчину хочу видеть рядом, то получился образ либо военного, либо человека в погонах. За формой для меня стоит сила духа, выдержка, железное слово». Вика, 34 года

«Я в юности поняла, что никогда не выйду за военного. Но тогда же поняла, какой мужчина — настоящий. Настоящий — это папа и его друзья. Это люди дела, а не болтуны. Которые любят — так любят. А если что-то пойдет не так, возникнет опасность для семьи или страны — будут рисковать жизнью, не задумываясь. Я не люблю лгунов, трусов и непунктуальных людей. Я их просто вывожу за круг своих знакомых». Татьяна, 30 лет

Для меня идеальный мужчина выглядит так: человек слова, человек действия, человек-любовь, человек-стена, человек-вера

«Для меня идеальный мужчина выглядит так: человек слова, человек действия, человек-любовь, человек-стена, человек-вера. Я никогда не сомневалась в папе. Он для меня был и остается именно таким. В мужья я выбрала такого же человека. И хотя он совсем не похож на отца, он не военный, но ключевые моменты, идущие из детства, совпадают». Светлана, 31 год

«Папа был образцом доброты, любви, ума, справедливости. У меня было ощущение защищенности. Папа, о котором можно только мечтать. Он знал ответы на все вопросы. Был статный и аккуратный. В нем было много терпения, как я сейчас уже понимаю, много толерантности. Воспитание силы и при этом понимания, что нельзя проявлять агрессию. Он не навязывал порядок никогда. Но мы видели его привычки и сами перенимали. И все его сослуживцы казались отзывчивыми, доброжелательными». Инесса, 38 лет

«У меня синдром отличницы и ощущение взрослости с самого детства. Нет слова «не хочу», есть слово «надо». Поэтому все достижения — обязательно через тернии. Пытаюсь избавиться от этого клише и получать удовольствие от всех жизненных процессов, но дается это с трудом. Перфекционизм, возведенный в десятую степень. Очень страдаю от этого, потому что постоянно испытываю дискомфорт. Умом я понимаю, что все «по струночке» быть не может. Но вот где-то на клеточном уровне это живет во мне». Элина, 49 лет

Отец и муж в семье — «царь, бог и воинский начальник», распоряжения не обсуждаются. И это не напрягает

«С пеленок прививалось понятие «дочь офицера». Это накладывает некоторые обязательства на модель поведения. Нет права на вольности, необдуманные поступки, недостойное поведение. Отец и муж в семье — «царь, бог и воинский начальник», распоряжения не обсуждаются. И это не напрягает». Алла, 32 года

«Ответственность за все, что сделано. И не только за себя, но и за близких. Как твое поведение отразится на семье. Как не запятнать честь папиного мундира. Зажимать не зажимали, но за проказы спрашивали строго. То есть полная свобода, но в рамках понятий о чести и достоинстве. Родители всегда все обсуждали, принимая решения». Елена, 47 лет

«С детства на подкорке записано, что мужчина может не вернуться домой с дежурства, встать по тревоге и исчезнуть на полгода (папа служил во флоте). Я сама овдовела в 30 лет. Муж до этого болел долго. Я не скажу, что перенесла это легко. Но могло быть гораздо хуже, если бы не «программа» о возможной потере мужчины. В семье возможность гибели не обсуждалась, но понимание того, что гибель за Родину — это возможно, и это честь, было вложено в нас с детства. Это так же естественно, как дышать, ходить или спать». Лана, 43 года

  Нет диалога — есть свод правил

«Отец такого семейства живет в серьезных гендерных стереотипах, — считает Виктория Меркулова. — Есть некий кодекс чести: к нему предъявляются не только стандартные требования, как к любому другому мужчине (сильный, смелый, надежный), но и жесткие требования как к военному, у которого все должно быть образцово-показательно: и выправка, и обмундирование, и семья.

Такие мужчины вынуждены всегда соответствовать, и дома, и на службе. У военного и его жены четко распределены роли: он служит, она поддерживает очаг. При этом они могут все обсуждать, но отношения часто формальные.

Дочери принимают их за идеальные, но очень похоже, что отец играет роль идеального мужчины, а мать — роль идеальной женщины. Личные конфликты не имеют право выходить наружу. Не имеет право кто-то кем-то быть недоволен.

Жена многое терпит и часто не позволяет себе поплакать, дать слабину. Она тоже «держит лицо», как и муж. Там нет диалога, но есть правила, иногда негласные, потому что «так положено». Часто дома командует мама, а папа, который на плацу гром и молния, при жене — покорный и послушный.

Мир делится на пунктуальных и нет. Непунктуальный человек сразу выпадает из образа отца

В голове у дочки такого папы тоже будет свод правил и невозможность вести диалог. Все, что не будет попадать в этот перечень, вызовет негатив и критику, а зачастую отвержение.

Она не сможет спросить: «А почему у тебя так? А что ты думаешь? А как ты хочешь?» Для нее работает правило: «У меня вот так, потому что мой папа действовал так, а мама — вот так». Для нее существуют две категории: правильно и неправильно. И «неправильный» мужчина ей не нужен. Мир делится на пунктуальных и нет. Непунктуальный человек сразу выпадает из образа отца, и весь перечень достоинств с него слетает.

В среде военных работают стереотипы: не болтай лишнего, приказали — исполняй. Они не мечтают, не планируют надолго, не мучаются выбором, есть кашу или омлет — что дали, то и едят.

В такой системе координат быть человеком слова и дела — наиболее подходящее адаптивное поведение

Такие мужчины живут в системе директив, пока не достигнут какого-то уровня. А после этого у них возникает огромная ответственность за других. Они решают, когда другому человеку поесть, что надеть, куда пойти и что сделать. Когда и жизнь отдать, если придется.

Это огромный груз. В такой системе координат быть человеком слова и дела — наиболее подходящее адаптивное поведение. В этом есть некое упрощение, идеализация мира, но по-другому такие мужчины просто не выживут (иногда в буквальном смысле).

Гражданским женщинам научиться у дочерей военных так воспринимать мужчину, брак и себя невозможно — это просто другая реальность и другое сознание.

А мужчинам, если им импонирует способность таких женщин быть верной подругой долгие годы, нужно научиться соответствовать их ожиданиям: стать надежными, пунктуальными, и в целом — идеальными».

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here