Строгость. Защита. Правила. Любовь. Надежность. Дисциплина. Дистанция. Отсутствие. Преодоление. Эти слова приходят в голову, когда мы говорим о фигуре отца. Роль первого мужчины в нашей жизни очень сложная, неоднозначная.

Чтобы разобраться в том, из чего состоит эта роль, мы обратились к психологу Марине Пономаревой. Вот что она нам рассказала.

От собственника — к сородителю

Как менялось понимание того, что такое отец? Начнем с глубокой древности, с периода матриархата (если таковой вообще был, в чем историки до сих пор не уверены). Роль отца сводилась к зачатию, и даже и в этом случае магическое мышление позволяло женщине думать, что она могла забеременеть от ветра, от бога или вошедшего в нее духа.

В Античности в руках мужчины была огромная власть не только над поведением ребенка, но и над его телом. Дети считались собственностью родителей: в Древнем Риме отец мог даже продать сына в рабство.

А как обстоят дела в нашей культуре? Из «Домостроя» мы узнаем, что отец считался наместником Бога на земле. Он устанавливал законы и правила. Он мог наказывать — кстати, не всегда вникая в суть произошедшего, — но только с семи лет. До этого времени ребенок жил на женской половине дома. И мальчики, и девочки носили одну и ту же одежду.

Ситуация изменилась после Октябрьской революции. Политические, экономические, социальные изменения начали отражаться и на фигуре отца, на представлении о том, кто это. Тоталитарное общество забрало у отца право воспитывать и решать, каким правилам должен подчиняться ребенок. Авторитет мужчины в семье начинает падать.

Сегодня отец становится другим — более эмоционально включенным, доступным для ребенка

А дальше — война, тяжелая жизнь, плохие бытовые условия. Все это привело к тому, что в семьях стала складываться довольно депрессивная картина.

Асексуальная мать, которая много работает и которой кроме детей и работы ничего не нужно, и отец-алкоголик, который, как в рассказе Саши Черного, «по четным дням пьет, а по нечетным − жену бьет».

Но сегодня роль отца вновь начала меняться. Сейчас отец больше не Отсутствующий, который всегда на войне, или на заработках, или где-то пьет. Он присутствует. Он со-родитель. Он вместе с женщиной разделяет обязанности по воспитанию ребенка. Они оба на равных участвуют в жизни детей.

Однако отцовское и материнское участие — разные вещи. С одной стороны, мы до сих пор не вышли из патриархального общества, где отец — глава семьи. Он по-прежнему добытчик. И принести «мамонта» (в той или иной форме) должен именно он. Это и защитник семьи перед лицом опасностей из внешнего мира. Бывает, что он и внутренний арбитр: он должен регулировать споры и конфликты внутри семьи, поддерживать баланс.

Но отец становится другим — более эмоционально включенным. Он, как говорят психологи, более доступный. И это важно. Он растет, развивается.

Между двумя мирами

В книге «Отец» юнгианский аналитик Луиджи Зойя приводит понятие «парадокс отца». Он заключается в следующем: у мамы связь с ребенком естественная, природная − она вынашивала его девять месяцев, они были одним целым.

У отца такой связи нет. Он вступает в эти отношения добровольно. Не по природе, не по зову инстинкта. Он в какой-то момент осознает:

«О, я папа. Надо что-то с этим делать».

И то, что он дает ребенку, не может дать никто другой. От матери мы ждем тепла, принятия, нежности. Мать обучает нас, как обращаться с телом. Эмоции, чувства − это все материнское пространство. А что тогда отец? Когда он появляется, это уже не симбиоз мамы и ребенка. Это триада. А триада − это часть общества.

Ребенок ждет, что папа научит его жить в обществе, быть сильным и реализовывать свои желания

Фигура отца — как бы на границе между семьей и обществом. В этих двух областях работают разные законы. Семья − это про любовь, поддержку, заботу. А в обществе работает закон силы.

Поэтому от матери мы ожидаем тепла, а от отца − силы. Ребенок ждет, что папа сможет его защитить, а в перспективе научит защищаться самостоятельно. Жить в обществе, быть сильным и реализовывать свои желания.

И ожидания у ребенка разные. Матери многое прощается, но в отце он хочет видеть победителя. В биографии Фрейда был такой эпизод. Однажды его отец-еврей Якоб Фрейд рассказал, как шел по улице и не смог разминуться с прохожим (улицы были очень узкие — не разойдешься). Якоб сделал робкое, неуверенное движение, на что прохожий сорвал с него шапку, бросил в грязь и крикнул: «Долой с тротуара, еврей!» «И что ты сделал?» — спросил Фрейд. «Сошел с тротуара и поднял шапку», — ответил отец.

Для Зигмунда Фрейда это стало огромным разочарованием. Много позже, сформулировав теорию психоанализа, он писал: больше всего ребенок нуждается в отце и в его поддержке.

Включенный третий

Первая роль отца − Закон и Порядок. Когда ребенок рождается, у него нет понятий о добре и зле, о правильном и неправильном. Он не знает, как взаимодействовать с другими, с самим собой. Он пребывает в хаосе и испытывает потребность этот хаос структурировать. Психолог Эрик Берн называет эту базовую потребность «голодом по структуре». В идеале отец должен установить правила взаимодействия в семье. Не включенные в воспитание отцы этого не делают, а значит, не дают ребенку опору.

Любовь отца, в отличие от материнской, всегда условна, ее нужно заслужить. Стремление соответствовать ожиданиям отца формирует целеустремленность, мотивацию к достижениям.

Вторая роль — Проводник. Проводник в мир отношений, общества, мир за пределами семьи — страшный, непонятный, но волнующий. Интерес к этому миру по мере взросления ребенка растет. Это называется сепарацией: ребенок постепенно выходит из семьи в большой мир, ищет себя, учится строить отношения. Этот переход очень непростой. Важно, чтобы был мостик, и таким мостиком, гарантом выступает отец.

В дворянской культуре была традиция первых балов, и на первый бал девочку приводил именно отец. В западном обществе именно отец имел право представлять семью, говорить от ее имени. И это тоже важно помнить. Папа знакомит юношу как с соратниками, так и с соперниками. Папа постепенно погружает ребенка в мир, и с такой поддержкой он перестает казаться страшным и враждебным.

Если такого проводника нет, это не значит, что ребенок ничего не сможет добиться. Но он определенно будет испытывать больше напряжения, будет больше страдать от неопределенности. Ему потребуется больше сил, чтобы добиться успеха.

Важно, чтобы ребенок знал: у родителей — свои отношения, в которых он не присутствует

С чего все начинается? С совместной игры. Игра ребенка с матерью и отцом — разные вещи. Мама часто более тревожная, она беспокоится о том, чтобы ребенок не упал, не споткнулся, не ударился.

Игры с папой более активны, подвижны. И это очень важно: через такую более энергичную, более опасную игру ребенок познает мир.

Третья роль − отец как муж матери. Важно, чтобы ребенок знал: у родителей — свои отношения, в которых он не присутствует. Есть связки «мать-ребенок» и «отец-ребенок», а связь между взрослыми — их особое пространство, куда ребенку доступа нет.

Видя эту связь и это пространство, ребенок понимает: когда я вырасту, у меня тоже будут такие отношения. И то, какие это будут отношения, во многом зависит от качества связи между родителями. Папа «разгружает» симбиотические отношения мамы с ребенком. Если же этого не происходит, женщина с головой погружается в ребенка, и гармония в триаде рушится.

Второй важный момент − качество этой связи. Любовные, сексуальные отношения между мужем и женой укрепляют всю семейную конструкцию. Во-первых, отец дает матери ресурс, поддерживает ее, помогает восстановиться. Во-вторых, у ребенка формируются представления о паре, появляются фантазии на тему «какие отношения будут у меня». Если речь о мальчике — «как мне относиться к будущей жене», если о девочке — «каких отношений я достойна».

Роль отца не ограничивается только взаимодействием с ребенком: это отношения и с мамой, и с обществом. И можно включиться в это становление на любом этапе − неважно, сколько ребенку лет.

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here